гуманистическая психодрама

Ханс-Вернер Гессманн
Перевод на русский язык – Оладова Елена Владимировна

В 1980 году Хиларионом ПЕТЦОЛЬДОМ психодрама была причислена к методам гуманистической психологии. По его мнению, психодрама может по праву считаться «старейшим методом гуманистической психотерапии», а МОРЕНО, который является основателем психодрамы, может рассматриваться в качестве выдающегося представителя и пионера этого направления. Наиболее важные концепции гуманистической психологии  МОРЕНО развил уже в 20-30-е годы, задолго до РОДЖЕРСА, ПЕРЛЗА, МАСЛОУ и многих других, кто внес свои идеи и методы в развитие «третьей силы». МОРЕНО являлся предшественником, инициатором, вдохновителем для некоторых из названных протагонистов. Сам же себя он определенно никогда не причислял к представителям направления гуманистической психологии. Но благодаря ему, психодрама МОРЕНО была учреждена как самостоятельный метод групповой психотерапии. Свои первые успехи в психологической групповой работе он в 1966 году назвал «третьей революцией в психиатрии». «Третьей силой» должна была стать не гуманистическая психология, а его психодрама, его социатрия. Дж.Л. МОРЕНО со своей личностью и связанными с этим претензиями по поводу оригинальности и авторства, со своим пророчеством, с эготизмом интеграции мыслей стоял поперек дороги психологического движения. Создается такое впечатление, что он этого вовсе не хотел. В своем позднем произведении он развил религиозное, космологическое направление. В 1959 году он пишет: «Новые ценности имеют космодинамическую природу. Новые жизненные силы человек получает благодаря его космической связи.» (Moreno, S. 8)

Классическая психодрама МОРЕНО, представителем которой в Германии, в основном, является Грете ЛЕЙТЦ, была подвергнута различным дополнениям. За первую вариацию первоначального сеттинга взялась ученица МОРЕО Хайке ШТРАУБ: она в значительной мере включает в психодраму групподинамические методы, используемые в других направления психотерапии. Но все чаще методы психодрамы применяются и в психоаналитической терапии. Адольф ФРИДМАНН в Швейцарии и Серж ЛЕБОВИСИ во Франции, а позднее, с 1950 года, Дидье АНЗЬЕ, БАСКЕН, ВИДЛЕХЕР и другие использовали психодраму частично в ортодоксально-психоаналитической концепции. ЭРДМАНН и ХЕННЕ видят общие черты между психодрамой МОРЕНО и аналитической психологией К.Г. ЮНГА, прежде всего, в цели терапевтического развития событий: собственная сущность должна быть раскрыта в целостности, необходимо добиться встречи с самим собой, увеличения индивидуальной автономности и социальности. Социальные феномены связывают Альфреда АДЛЕРА и Дж.Л. МОРЕНО, так что последователи АДЛЕРА, как например, АНСБАХЕР, АКЕРМАНН, КОРСИНИи ДРЕЙКУРС начали практиковать психодраматические методы, не пользуясь, однако, теоретическими концепциями МОРЕНО. Поведенческие терапевтические ролевые игры были созданы уже в 40-е годы ЦАНДЕРОМ и ЛИПИТТОМ на основании интервенционной и социометрической практики МОРЕНО. Ролевые игры стали с тех пор все чаще применяться для тренировки желаемого способа поведения. Под влиянием когнитивной поведенческой терапии и мультимодального основания ЛАЦАРУСА ролевая игра завоевывает большое значение. С 1969 года ПЕТЦОЛЬД пытался связать психодраму с поведенческой терапией. «Бихевиодраму» он понимает как выражение уточнения поведенчески-терапевтического элемента в психодраме, а также он прилагает усилия к тому, чтобы психоаналитические элементы психодрамы работали свободно (Petzold in Völker, S. 211) Тетраидная психодрама должна осуществить интеграцию различных направлений в психодраме. ШУТЦЕНБЕРГЕР пыталась сочетать теории ФРЕЙДАМОРЕНО и ЛЕВИНА с привлечением гуманистически-психологических оснований РОДЖЕРСА. Ее теоретические формулировки остались растерянными, но при этом видны ее усилия, направленные на то, чтобы создать интегративную психодраматическую терапию. Таким образом, ПЕТЦОЛЬД развил элементы интегративной драматерапии для того, чтобы основать тетраидную психодраму. При этом он сочетает психодраму МОРЕНО и терапевтический театр Ил ДЖАЙН с терапией образов и движений. После начальной фазы следует фаза действия, фаза интеграции, а завершает процесс фаза переориентировки. Собственно говоря, он просто добавил к классической драме античности с фазами протазиса, перипетии и лизиса фазу натренировки новых способов поведения, ролевой тренинг.

Гуманистическая психодрама является новой формой психодрамы. После обращения к первоначальным мыслям МОРЕНО, в гуманистической психодраме началась переформулировка идей и теорий. Она касается как концепции МОРЕНО, так и заново полученных знаний из интенсивной практики гуманистической психодрамы, начиная с 1980 года и по сегодняшний день. В гуманистической психологии стали необходимы новое оценивание и описание целей и методов.

 

На центральную позицию ставится индивидуальная ответственность человека за себя самого и за общество. Цель самореализации каждого отдельного человека осуществляется в группе и с помощью группы.

Облик гуманистической психологии включает в себя:

·      веру в возможность саморазвития и самореализации индивида,

·      признание себя самого и других членов группы,

·      надежду и чувство ответственности за достойную человека жизнь в этом мире,

·      отказ от абсолютного требования искренности и авторитарности.

Здесь каждый человек автономен и одновременно с этим обладает социальными связями, он ответственен за свою жизнь.

Для терапии в гуманистической психодраме это означает, что каждый с помощью своего социального окружения способен учиться и изменяться. Это также означает, что терапевт «лечит» человека из вне и настраивает его на то, чтобы исследовать себя самого, определить свои цели и действовать в соответствии с ними. Ответственность за себя самого остается при этом у клиента. В ходе терапевтического процесса клиент узнает о том, что он делает выбор и принимает решения осознанно и перенимает на себя за это ответственность. Он, например, выбирает, какую тему он хотел бы проработать в группе, в какой сцене может быть представлена данная тема, и при помощи каких членов группы он мог бы провести терапевтическую работу. Также каждый член группы в гуманистической психодраме выбирает масштаб, исходя из которого он представляет группе свои требования и прорабатывает их. Терапевт обладает специальной компетенцией, благодаря которой он может требовать процесса изменения. Так как психодраматическая работа является работой по выражению каждого в группе и с помощью группы, то группа, так же как и отношение терапевт-клиент, имеет большое значение, так как она, являясь вспомогательным «Я» или двойником, выстраивает работу по выражению.

При помощи терапевта протагонист выстраивает игровую сцену, в которой особенно отчетливым становится конфликтный способ переживания и проработки ситуаций. Одновременно со своей темой протагонист представляет и тематические компоненты других членов группы. Предшествующая игре протагониста фаза разогрева в начале групповой встречи, прежде всего, помогает каждому члену группы найти свою тему и внести ее в групповой процесс, так что внутри группы может возникнуть общее состояние выражения. Фаза разогрева завершается социометрическим выбором. Группа выбирает своего протагониста. При этом выбор протагониста, как социометрическая и тематическая кристаллизация, определяется более или менее знакомыми личными тематическими компонентами. В ней проявляются тематические и социометрические связи, которые возникли на фазе разогрева. Групповой процесс становится сконцентрированным на общей рабочей теме, которая привязана к одному члену группы, что помогает, в свою очередь, сфокусировать внимание группы. Выбор протагониста является, таким образом, кристаллизованным уплотнением определенных личных тематических компонентов членов группы. Последующая игра протагониста представляет собой интенсивную форму коммуникации с группой и является составной частью, способствующей формированию конгруэнтных структур отношений внутри группы. Изложение и оформление протагониста всегда является излагающим «разговором» с группой. В данном «разговоре» группа принимает участие в имманентной игровой форме через дублирование и игру вспомогательного «Я», а также в завершающем шеринге. Важное значение имеет и то, кто из членов группы выбирается протагонистом в качестве вспомогательного «Я». Выбор вспомогательного «Я» не является произвольным, а обоснован отношением, которое является эмоциональным и содержательным соединением биографического эмоционального состояния протагониста в данный момент и социометрической актуальности в группе. Это означает, что отношения в группе понимаются не только как фундамент ролевой игры, но они также вступают и в ролевую игру.

Участники игры и терапевт поддерживают протагониста в психодраматической игре при изображении субъективно ощущаемых им истины и мира переживаний. Это не является задачей участников, импровизировать в роли вспомогательного «Я» или двойника, а они должны при помощи ролевого обмена перенять мир представлений протагониста и выстроить ситуацию в его смысле, в его выкладывании и толковании роли. Протагонист задает роль, конкретизируя сначала в ходе ролевого обмена роль вспомогательного «Я».  Участники, таким образом, в качестве вспомогательного «Я» вводятся в мир представлений протагониста, для того чтобы прочувствовать его и выстроить все с его точки зрения. У протагониста из этого возникает целостное ощущение, что он реализовал себя в идеальной степени. Он занимает центральную позицию, становится самым важным лицом собственного мира, он позволяет возникнуть собственному авторитету и личной компетентности. Он начинает действовать сободно и структурировать свой мир креативно более эффективно. Участники группы в роли вспомогательного «Я» могут представлять не только людей из социального окружения протагониста, но и его мысли, представления и чувства. В результате этого протагонист может рассмотреть их со стороны, познакомиться с ними ближе, столкнуться с ними, модифицировать их или отстраниться от них.

В тот момент, когда протагонист позволяет предстать своему миру на сцене, он раскрывает новые аспекты своей жизненной ситуации, которые до сих пор имели для него другое значение или совсем отсутствовали. Посредством изображения своих внутренних мыслей, представлений, фантазий, посредством их экстернализации, при помощи игры вспомогательного «Я» он переживает изменение смыслового контекста, что помогает ему отделиться от старых конструкций действительности или же изменить их, самому придти к более уместному толкованию своего мира.

Принципиально, каждый член группы может быть приглашен в качестве двойника, причем он сам определяет степень своей активности. При эмансипаторском равновесии взятия и отдачи все это представляет собой достаточно длительный процесс для каждого члена группы, в конце которого при помощи просмотра и собственных проб растет осознание того, что с помощью вовлеченности в данный процесс можно быть полезным и для других членов группы. Кроме того, каждый понимает, насколько это важно и ценно, во время группового процесса перенимать что-либо от других, понимать других, быть ближе к ним и идти с ними по одному пути.

Чем чаще член группы использует шанс взятия на себя роли двойника в процессе терапии, тем лучше он учится понимать других людей через проникновение в их сущность. Это помогает снизить его социальные страхи не только в группе, но и повседневной жизни. В течение психодраматической работы он знакомится со многими ролями и приобретает уверенность при обращении с ними. Он больше не противопоставляет себя другим, а пытается найти вместе с ними путь к согласию. Вследствие этого, в ходе терапевтического процесса растет готовность принять и уважать других членов группы, а также, в широком смысле, людей из социального окружения такими, какие они есть, и постичь их возможности и границы.

Основным намерением гуманистической психодрамы является способствование самостоятельному развитию членов группы в рамках группового процесса. Все психодраматические методы подчинены этой целевой установке. Они касаются членов группы, группы как целого и сводятся к протагонистам как представителям группы. Члены группы определяют содержание и размер своей активности, ограничиваясь при этом лишь социальной групповой реальностью.

 

Представители гуманистической психодрамы полагают, что человеку присуща естественная потребность роста и самореализации.

В терапевтическом групповом процессе можно использовать эту потребность. Это способствует оценивающему, невозмутимому доверию у руководителя и у членов группы относительно того, что терапевтический процесс делает успехи, и что клиент, включенный в социальную среду, находит путь к самому себе, используя при этом собственные силы. В гуманистической психодраме, по образцу гуманистической психологии, представлена положительная картина творческого, креативного человека как в отношении индивидуального развития, так и  отношении конструктивного и креативного столкновения в отношениях с другими людьми и с миром. Человек, будучи живым организмом, активен и стремится к тому, чтобы раскрыть свои творческие способности. Тенденции к самоактуализации являются основополагающими движущими силами организма, которые в постоянном обмене с окружающим миром при благоприятном стечении обстоятельств позволяют дальше развивать и дифференцировать имеющиеся способности. Организм человека направлен на самореализацию, ценности, смысл, цели, на его тенденцию к «хорошему образу» и к переходу за границы, самореализация и целостное развитие являются его намерением, характеристикой бытия человека. В принципе, каждый человек обладает способностью в ходе определенных процессов самостоятельно развить свою личность, свое поведение и ощущения в направлении зрелости и самореализации. «Я» находится в непрерывном процессе изменения и развития.

В гуманистической психодраме самопознание и самореализация являются существенными аспектами терапевтического процесса. Для члена группы отправной точкой для изменения или переориентации в своих ощущениях и поведении в направлении большей удовлетворенности и признания себя самого всегда являются субъективные переживания, чувства, мысли и собственный опыт. Одновременно с этим, они всегда связаны с социальной реальностью. В практической терапевтической работе рассмотрение биографии отдельного человека тесно связано с социометрией группы. Если индивиду удается установить баланс между личностной и социальной идентичностью, то может развиться состояние удовлетворенности. Самооценка у человека возникает тогда, когда человек может реализовать свое желание самоуважения и социального признания.

Основание групповой терапии в гуманистической психодраме предлагает, таким образом, хорошие предпосылки и возможности, для того чтобы участники группы могли установить и реализовать равновесие, баланс между личными и социальными компонентами «Я».

 

Все психические процессы являются целенаправленными и значимыми.

В качестве существенной мотивации человека принимаются во внимание поиски смысла и удовлетворения. Относительно психодраматерапии это может быть стимулом к исследованию и улучшению отношений с людьми социального окружения, так как только таким образом опыт каждого в интеракции и коммуникации с другими людьми открывается и расширяется, что позволяет дополнить и изменить его взгляды на жизнь.

Человек понимается лишь как целостное живое существо, как действующий субъект в своем социальном окружении.

В гуманистической психодраме рассматриваются не отдельные расстройства. В центре процесса изменения находится человек со своими взглядами на жизнь. Именно на него и ориентируется терапевт в своих методах, а также другие члены группы при соорганизации терапевтического процесса в группе. При этом такие гуманистические ценности как свобода, справедливость и человеческое достоинство представлены терапевтом и присутствуют в его позиции и методах, способствуя при этом формированию определенных норм в группе.

Аспект целостности в гуманистической психодраме имеет важное значение на многих уровнях:

На индивидуальном уровне он рассматривает человека как психофизическое целое. Человек является целостным в отношении своих различных систем, таких как мысли, чувства и тело. Человека стоит рассматривать как единство тела, души и духа, а также как единство человека и окружающего мира. В психодраме субъективный мир участников находит место во всевозможных гранях человеческой реальности. При этом целостность подразумевает также и спектр индивидуальных тем. В центре стоит не лечение отдельных расстройств, а весь человек с его индивидуальным взглядом на жизнь.

Одновременно с этим, аспект целостности включает и социальную вовлеченность человека, человека как психофизическое социальное существо. Что касается методов групповой терапии, то здесь гуманитсическая психодрама посредством групповой реальности располагает, так сказать, встроенным критерием реальности. Для каждого отдельного человека группа является визави, с которым можно заговорить о своих проблемах, чувствах и сообщениях. В группе происходят интенсивные процессы коммуникации, и это может соответствовать социальному состоянию отдельного человека.

В терапевтическом процессе аспект целостности проигрывает также способ терапевтического хода действий, т.е. психодрама не является «лечением говорением», направлена не только на речь и не просто толкуется диадически. В рамках своей основополагающей структуры, психодрама открыта для большого количества методов.

Психодрама не столько расчитана на анализ, сколько на интеграцию, конфликты базируются не только на сценах или изначальных ситуацих из прошлого, а здесь постоянно имеют место актуальные в данный момент, самостоятельно сконструированные темы. Они проигрываются в «здесь и сейчас».

 

Гуманистическая психодрама происходит в «здесь и сейчас».

Многим людям проще находиться со своими мыслями и чувствами в прошлом или в будущем, чем в настоящем. Вследствие этого, «настоящая жизнь» для них начинается либо лишь в будущем, либо уже состоялась в прошлом. Таким образом, происходит побег от столкновения с актуальными жизненными темами, скрытый потенциал развития остается неиспользованным. Важной целью терапии в гуманистической психодраме является концентрация на настоящем времени. Гуманистическая психодрама проходит в «здесь и сейчас», независимо от того, находит ли выражение прорабатываемая тема в сцене прошлого, настоящего или будущего, или представлена ли она сценой, которая опирается на реальное событие. При этом «здесь и сейчас» должно складываться из настоящего, пршлого и будущего, так как значение настоящего вытекает как из пережитого в прошлом, так и из знаний о возможностях в будущем.

 

Недирективная позиция в гуманистической психодраме, опирающаяся на эмпатию, уважение и конгруэнтность

В гуманистической психодраме прослеживается – особенно в том, что касается установки и позиции ведущего или терапевта – четкая параллель с миром идей К.Р. РОДЖЕРСА. То, что РОДЖЕРС называл личностно ориентированным основанием, в гуманистической психодраме является основанием, ориентированным на протагониста.

Ведущий в гуманистической психодраме ориентируется на заданные величины или эмоциональные переживания протагониста. Он отвечает за то, чтобы оформить тему протагониста в ее субъективной действительности. При этом ведущий должен, по возможности, действовать недирективно и применять «материал», который предоставляет протагонист, и ничего не «переворачивать» в терапевтическом сеттинге из того, что не соответствует его заданным величинам или его переживаниям. Если ведущий, двойник или вспомогательное «Я» вносит  игру аспекты, которые сформулированы исходя из его интуиции или опыта, то они должны предъявляться по отношению к протагнисту как предложение или вопрос, чтобы он мог решить, принять данный аспект в терапевтический процесс или отказаться от него. При этом как ведущий, так и члены группы, исходя с позиции своих ролей, должны осуществлять вмешательство, относясь к протагонисту с высокой степенью эмпатии, т.е. понимать его с сочувствием, а не оценивающе. Идеальным образом, ведущий и группа вживаются в протагониста таким образом, что они стремятся как можно более точно понять и ощутить его эмоции, не теряя при этом их собственную идентичность и дистанцию по отношению к протагонисту и его теме. При этом то, что выражает протагонист, не обязательно должно считаться хорошим, а это должно восприниматься исходя из его индивидуальных особенностей без предрассудков и оценивания.

При этом ведущему, исходя из его гуманистической позиции, нужно обращать особое внимание на то, чтобы не возникла выраженная иерархия терапевт-клиент. Ведущий в гуманистической психодраме конгруэнтен, т.е. он находится в согласии с самим собой.  Он, не боясь многоплановости, осознает свои собственные чувства и установки и может их показывать, что вовсе не означает, что он все в неотфильтрованном виде передает протагонисту, а что означает, что он может соответствующим образом сделать прозрачным то, что он считает необходимым для процесса развития протагониста. При этом ведущий допускает имеющее отпечаток неподдельности отношение человека к человеку, в котором возможно имеющиеся различия в уровне образования или знаний являются второстепенными.

От такого типа отношений пользу получают как члены группы, так и ведущий, так они могут, таким образом, развиваться и чему-то подучиться.

Наряду с особым акцентом гуманистического основания, необходимой из-за особой направленности основания групповой терапии в гуманистической психодраме является и специфическая позиция ведущего.

 

  • особое уважение индивидуальности в ее социальной ответственности посредством ведущего приводит, как правило, к доверительной обстановке в группе
  • к тому же, важным является принятие во внимание органично раскрывающегося, ориентированного на групповой процесс сопровождения, а также
  • прменение ведущим различных психодраматических методов

 

Тема отдельного человека, другого и группы в гуманистической психодраме

Как и в повседневной жизни, коммуникация и взаимодействие в гуманистической психодраме происходит не просто абстрактно, а на основании определнных тем. На фазе разогрева члены группы получают возможность приблизиться к теме психодинамики внутри группы или собственной теме из внутреннего психического или социального контекста вне группы и конкретизировать данную тему. Затем происходит объединение членов группы друг с другом, когда они, при помощи социометрических методов,  решают, какая из тем других членов группы их больше всего интересует, или с каким человеком и его темой они хотели бы дальше продолжить работу. Если в ходе фазы проработки выбирается протагонист, например, для проведения игры протагониста, то члены группы выбирают между собой тему участника, для которой они больше всего разогреты, и которая, вместе с тем, представляет тему группы. Данный процесс имеет преимущество, что готовность группы работать над определнной темой больше настолько, насколько отдельные члены группы заинтересованы в данной теме или могут себя идентифицировать с ней. В идеале, в ходе работы над темой группы, члены группы могут проработать их собственную тему.

В этом гуманистическая психодрама отличается от классической психодрамы. В классической психодраме ведущий иногда сам выбирает протагониста и, вместе с тем, прорабатываемую тему, в результате чего члены группы вступают в переговоры друг с другом о неотложности проработки их темы.